н
е
й
р
о
ф
и
3
и
о
л
о
г
и
я

к
о
р
о
т
к
и
е

с
т
а
т
ь
и

 5

 


Как в мозгу "укладывается" память

ЛАБОРАТОРИЯ ПРОСТРАНСТВ 
galactic.org.ua 

 

ЧЕЛОВЕК 

 


Открытие психологов: умные люди глупеют под давлением
10.02.2005.  membrana
Психолог Шин Бейлок (Sian Beilock) из университета Майами (Miami University) установила, что люди с большим объёмом "оперативной" памяти, которая обычно позволяет им превосходить других, "раскалываются под давлением", то есть выполняют задачи хуже на экзаменах, чем в свободной обстановке.
Исследование ставит под сомнение способность специальных тестов для проверки умственных способностей в стрессовых ситуациях реально оценить возможности человека — принимаемого на работу сотрудника или абитуриента института.
Рабочая память, также известная как краткосрочная память, держит информацию, которая относится к текущей работе и способствует решению задачи. Это — то, что позволяет нам помнить и восстанавливать самые ранние шаги таких длинных задач, как математические преобразования.
Однако, установила госпожа Бейлок, когда обстановка усложняется, значительную часть краткосрочной памяти "забивают" мысли типа "а справлюсь ли я", "нужно непременно сосредоточиться" и тому подобные.
Они съедают "место", которое в свободной обстановке было бы отдано, собственно, решению задачи. И, что особенно интересно, у людей, у которых объём краткосрочной памяти невелик — ничего такого, как правило, не происходит.
Бейлок провела ряд тестов с большой группой студентов, чтобы разделить их на две части — с большим и маленьким объёмом краткосрочной памяти.
Затем им всем дали математические задачи. Как и следовало ожидать, студенты с большим размером "оперативной" памяти (тут прямая аналогия с компьютерами) — справились с задачей быстрее и существенно лучше своих оппонентов.
Но вот внешние условия ужесточили: студентам сказали, что их работа — часть важной командной миссии, что каждый ответственен за общий результат, что за верное решение вся команда получит наличные, и что их работу будут оценивать профессора.
И тут показатели группы с большой краткосрочной памятью сразу упали до уровня их менее "умных" соперников, которых стресс, как кажется, не затронул.

Сон улучшает память
04.07.2005. Membrana
Почему детям и подросткам требуется намного больше сна, чем взрослым? Почему младенцы спят почти круглые сутки? Какие изменения в мозге вызывает хороший сон? Американские учёные полагают, что имеют ответы на эти и некоторые другие вопросы.
О том, что сон улучшает память, вы, наверное, слышали. Исследователи из медицинского центра Гарварда (Beth Israel Deaconess Medical Center — BIDMC) полагают, что выяснили — как улучшение памяти происходит непосредственно в мозге человека.
"Наши предыдущие исследования показали, что сон может помочь людям лучше запоминать некоторые вещи, например, разучивать фортепьянные концерты, — рассказал руководитель группы учёных доктор Мэтью Уокер (Matthew P. Walker). — Но мы не знали точно, как и почему это происходит".
Узнать это помогло магниторезонансное сканирование: "С его помощью мы можем своими глазами увидеть, какие части мозга являются активными, а какие бездействуют во время сна, и, таким образом, лучше понять роль сна в памяти и обучении", — объяснил Уокер.
Новые воспоминания формируются в мозге, когда человек непосредственно взаимодействует с информацией, которая будет им усвоена, к примеру, заучивает стихотворение.
Однако поначалу эти воспоминания весьма уязвимы — чтобы сохраниться, они должны быть укреплены и улучшены. Этот процесс "отвердевания памяти" происходит в результате усиления связей между мозговыми клетками и областями.
Долгие годы учёные считали, что это усиление связей просто наступает с течением времени. А группа Уокера продемонстрировала, что с новыми воспоминаниями, как говорится "нужно переспать".
Подтвердился сей факт в результате следующего эксперимента. Двум группам молодых и здоровых волонтёров было предложено заучить последовательность движений пальцами, подобную игре на пианино.
Они должны были запомнить и повторить набор на клавиатуре различных последовательностей цифр, например, после 4,1,2,3,4 нужно было "сыграть" 2,3,1,4,2. Ребята потренировались (учёные выяснили, что для крепкого запоминания требуется около 6 часов) и отправились на все четыре стороны.
Спустя 12 часов добровольцев пригласили снова (половина из них к тому моменту успела поспать) и, предложив вспомнить, что делать с пальцами, устроили сканирование мозга.
Оказалось, что после сна области мозга отчётливо разделились на более и менее активные, а суммой этих изменений стало улучшение моторных (то есть — двигательных) навыков на 20-30%.
"Мозжечок, который функционирует как один из центров моторики в мозге, управляя скоростью и точностью, после ночи сна был заметно активнее", — рассказал Уокер. — В то же время, сканирование показало снижение активности в лимбической системе, управляющей эмоциями, вроде стресса и беспокойства".
Доктор говорит, что когда мы спим, наши новые воспоминания буквально раскладываются по полочкам: "Вы как будто перемещаете память в более надёжные места для хранения в пределах мозга. Следовательно, когда вы просыпаетесь, задачки "на память" могут быть выполнены быстрее и точнее".
Это значит, что некоторые процессы обучения, благодаря обработке сном, отчасти переходят в "автоматический режим", который не требует затраты большого количества "сознательных ресурсов" мозга, когда человек бодрствует.
Отсюда вытекает и объяснение продолжительного сна детей: "Похоже, сон играет ключевую роль в человеческом развитии, — говорит Уокер. — В 12-месячном возрасте младенцы практически постоянно находятся в состоянии приобретения новых навыков. Они получают огромное количество нового материала, и чтобы объединить все приобретения в этот интенсивный период изучения, им требуется много сна".

Учёба и полноценный сон улучшают память
15.09.2005 НТВ.ru
Ученые Токийского университета (Япония) во главе с доцентом кафедры нейрофизиологии Тацухиро Хисацунэ раскрыли механизм образования "клеток памяти" в головном мозге.
Исследователи нашли научное объяснение тезису о том, что учеба в сочетании с хорошим сном способствует повышению умственных способностей. Во время обучения и во сне головной мозг излучают тета-волны - электромагнитные импульсы в частотном диапазоне 4-8 Гц. Японцы обнаружили, что эти волны оказывают стимулирующее действие на мозговой отдел (гиппокамп), отвечающий за обработку и "складирование" в памяти поступающей информации.
В ходе опытов над мышами они установили, что уже после 2-секундного воздействия тета-волн нервные клетки начинают выделять биологически активное вещество, которое активизирует процесс образования новых нейронов. Позднее грызунам вводили лекарственный заменитель этого вещества, и через месяц число вновь образованных клеток превысило 450 - то есть в полтора раза больше, чем обычно.

ЗАПОМИНАНИЕКлетки нашего мозга знают больше, чем мы сами
21.10.2005.  Грани.Ру
Источники: Your brain cells may "know" more than you let on by your behavior - Salk Institute for Biological Studies
Your Brain Remembers What You Forget - LiveScience
Мы часто делаем какой-нибудь совершенно неверный ход, хотя знание всех обстоятельств, позволяющее осуществить выбор правильного решения, уже, казалось бы, содержится в голове... Так, потемневшее предгрозовое небо однозначно говорит нам о том, что выходить на улицу без зонтика по меньшей мере неблагоразумно. Однако зонтик, конечно же, остается на полке, потому что сознание человека, стоящего на пороге своей квартиры, заполнено совсем иными проблемами...
В попытках как-то объяснить этот обескураживающий феномен нейробиологи из Института биологических исследований Солка (Salk Institute for Biological Studies)* в пригороде Сан-Диего (США, штат Калифорния) провели серию интересных экспериментов. О полученных результатах сообщается в выпуске журнала Neuron ("Нейрон") от 20 октября. Грубо говоря, удалось впервые показать, что мозг помнит про грозовую угрозу, даже если мы ее игнорируем и оставляем зонтик дома.
"Впервые при взгляде на мозговую активность обезьяны резус мы научились отгадывать, что в действительности знает животное", - говорит Томас Д. Олбрайт (Thomas D. Albright), что руководит Vision Center Laboratory. А основной автор исследования, Адам Мессинджер (Adam Messinger), бывший аспирант Олбрайта, который ныне трудится в американском Национальном институте психического здоровья (National Institute of Mental Health - NIMH), сравнивает предмет своего изучения с подсознательным знанием. Это знание остается у нас даже в том случае, если оно недоступно непосредственно сознанию. Он приводит такой пример: "Вы знаете, что вчера встретили жену вашего коллеги по работе, хотя и не способны вспомнить ее лицо".
Человеческая память полагается главным образом на ассоциации; когда мы пытаемся восстановить какую-либо информацию, один предмет напоминает нам о каком-то другом, который в свою очередь напоминает нам о третьем, и так далее... Как раз на учете этого обстоятельства и основаны, например, феноменальные успехи рекордсменов по запоминанию цифровых рядов, увязывающих с каждой цифрой какие-то более привычные предметы из окружающего мира - это так называемые мнемонические приемы.
Разумеется, нейробиологи уже давно и весьма активно пытаются разобрать устройство всей этой ассоциативной памяти "по винтикам". Некоторые специалисты вообще утверждают, что внутри нас запрятано по меньшей мере два типа памяти (а кто-то насчитывает их до десяти разновидностей, но это уже скорее из области курьезов).
Первая - основная память - функционально связана с работой фронтальной коры головного мозга, а вторая, гораздо более емкая, - ютится в специфической области мозга, получившей название нижней височной коры (inferior temporal cortex - ITC). Именно там хранится информация едва ли не обо всех событиях нашей жизни. Правда, памятные следы в височной коре окружены неработающими участками мозга, они как бы замурованы. И активизировать, пробудить эту память можно, например, в состоянии гипнотического транса с помощью особых наводящих вопросов.
Еще один способ изучения ассоциативной памяти (реализованный исследователями из Института Солка) состоит в том, чтобы обучать подключенных к приборам макак-резусов (обезьян из рода макак) запоминанию пар каких-нибудь символов. При показе первого из запоминаемых парных символов (например, картинки с изображением хмурых облаков) обезьянам предлагаются на выбор два варианта, правильным из которых считается лишь один - тот, что связан с начальным стимулом (в данном случае это будет зонтик). Награда за правильный выбор - глоток обожаемого обезьянами фруктового сока. ЗАПОМИНАНИЕ
"Мы старались, чтобы обезьяны не ошибались в ходе этих тестов, однако случались и серии ошибок, - поясняет Олбрайт. - И нам стало интересно, что же происходит в их мозгу, когда обезьяны делают явно неверный выбор, несмотря на то, что они наверняка должны были бы помнить правильную связь пары символов". И вот в то время как обезьяны пробовали вспомнить - то есть восстановить правильные ассоциативные связи - и делали-таки свой ошибочный выбор, ученые стали наблюдать сигналы от невроцитов (нервных клеток, нейронов) в этой самой нижней височной коре головного мозга. А теперь уже точно известно, что эта область критически важна для процессов визуального распознавания различных структур и к тому же отвечает за работу именно этого типа памяти.
После того, как Олбрайт и его группа проанализировали картины активности мозговых клеток в нижней височной коре, они сделать вывод о том, что более 50 процентов тамошних активных невроцитов можно смело отнести к особому новому классу нейронов, в которых, как считают исследователи, и закодирована память о правильных соединениях "стимула" и связанного с ним символа.
А самым удивительным во всей этой истории кажется то, что эти специализированные мозговые клетки продолжали посылать свои "правильные" импульсы даже тогда, когда обезьяны выбирали символы неверные. "В этом смысле мозговые клетки "знают" больше, чем обезьяны обнаруживают своим поведением", - говорит Олбрайт. Ведь в реальном мире обезьян (как и людей) все время что-нибудь отвлекает, то есть не дает как следует сосредоточиться и сбивает с правильных мыслей, не позволяет обратиться к истинной памяти....
---------
* Институт Солка - это независимая некоммерческая организация, занимающаяся фундаментальными исследованиями, лечением людей и обучением будущих специалистов, а назван этот институт по имени его основателя (1965) - иммунолога Джонаса Эдвардса Солка (Jonas Edward Salk (1914-1995), в свое время одержавшего победу над полиомиелитом).

Сон поможет решить любую проблему
30.10.2005. www.utro.ru
"Yтро вечера мудренее" – эта простая народная мудрость имеет, оказывается, довольно серьезное научное подтверждение.
Ученые всегда бились над вопросами сна. Это – одна из самых неизведанных областей человеческой физиологии. Однако, одну загадку раскрыть все же удалось: почему, когда нам нужно решить какую-либо проблему, нужно всего лишь хорошенько выспаться, и решение придет наутро само собой?
Ответ на этот вопрос заключен, согласно новейшим исследованиям, в глубинных процессах головного мозга, которые заметно активизируются во время сна. На разных его стадиях происходит анализ накопленных фактов и опыта – мозг соотносит одно с другим, и наутро мы просыпаемся с уже готовым свежим решением.
Большинство людей треть своей жизни проводят в постели. Ночной цикл делится на пять частей, во время каждой из которых происходят особые процессы по структуризации наших мыслей и памяти.
"Судя по всему, разные типы сна улучшают разные типы памяти, а это, в свою очередь, объясняет, почему сон делится на отдельные стадии", - говорит Роберт Штыкгольд, сомнолог медицинской школы Гарварда (Бостон, США).
Согласно данным экспериментов, на финальной (или, как ее еще называют, "быстрой") стадии сна происходит реорганизация нашей памяти, в то время как на "медленной" стадии происходит простое физическое увеличение памяти. Поэтому если человека лишить "быстрого" сна, он не сможет как следует усваивать информацию.
Во время эксперимента людей просили запомнить несложную последовательность чисел, а затем воспроизвести ее – в первом случае сразу, а во втором - предварительно поспав. В итоге, результаты "Yтренних" тестов оказались во много раз лучше "вечерних". По мнению ученых, после сна начинают работать совсем другие участки мозга, нежели те, что были задействованы перед сном. "Сон закрепляет наши знания и позволяет мозгу "обдумать" решение самостоятельно, без участия сознания", - говорит Штыкгольд. Именно поэтому жизненно важные вопросы лучше решать не перед сном, а после.

ЗАПОМИНАНИЕ
Слева: предсказанная Хеббом матрица активности нейронов в клубочках антеннальной доли мозга пчелы (вверху); зафиксированный в эксперименте след события очень похож на предсказанный Хеббом (внизу).
Справа: нейронная активность в ответ на новый запах (вверху); нейронная активность через 2 минуты после устранения нового запаха (внизу). Изображение с сайта www.cmu.edu

-

Зафиксирован след события в живом мозге
15.11.2005 elementy.ru
Группа исследователей из Университета Карнеги-Меллона впервые сумела зафиксировать изменения в нейронной структуре живого мозга пчелы, возникшие как реакция на новый стимул. Таким образом ученым удалось проследить работу кратковременной памяти пчелы.
Эксперименты с пчелами, где в качестве раздражителей использовались новые запахи, позволяют по-новому взглянуть на уже известные факты, касающиеся функционирования кратковременной памяти. В принципе, полученные сведения подтверждают взгляды психолога Дональда Хебба, предложившего в середине 40-х годов прошлого века идею так называемых «клеточных ансамблей» — зачастую обособленных групп нейронов, формирующихся в ответ на некий стимул и сохраняющихся какое-то время после того, как стимул исчезает.
В ходе опытов, как сообщается в пресс-релизе Университета Карнеги-Меллона, изучались так называемые «клубочки» (glomeruli) — нейронные кластеры, расположенные в антеннальной доле пчелиного мозга. Для оценки активности нейронов был применен новый метод сканирования с использованием флуоресцентных красителей, разработанный профессором германского Университета Констанца Джованни Галициа (Giovanni Galizia), а также использовались новые средства обработки изображений и математического анализа данных, разработанные Фернандесом Галаном (Roberto Fernández Galán), ведущим автором этого исследования.
Поместив флуоресцентные зонды внутрь различных клубочков, ученые измерили их активность, воспользовавшись флуоресцентными красителями, чувствительными к открытию и закрытию кальциевых каналов, отвечающих за «кодирование» нейронных цепей. Целая сеть таких зондов позволила создать своего рода «пространственную матрицу», отражающую хаотические на первый взгляд этапы возбуждения и угасания нейронной активности внутри клубочков. Собственно, именно эту матрицу и назвали «следом события». Несмотря на то, что матрица, сформировавшаяся в пчелином мозгу благодаря действию стимула, угасает со временем, срок ее жизни несоизмеримо длиннее протяженности импульса, вызвавшего ее появление, и может достигать нескольких минут.
До Галана и Галициа зафиксировать создание подобной матрицы в глубине живого мозга не удавалось никому.

Ученые обнаружили ген страха, который поможет лечить фобии
21.11.2005 "Газета" №221
Лечить врожденные фобии и вообще любые виды человеческих расстройств, связанных с тревогой, в скором времени станет гораздо проще: генетикам удалось выявить так называемый ген страха, который определяет, адекватен ли страх надвигающейся опасности.
Группа исследователей, возглавлял которую нобелевский лауреат Эрик Кэндел из Колумбийского университета (США), обнаружила, что в областях мозга, ответственных за ощущения страха и тревоги, наблюдается повышенная концентрация белка статмина. Эксперименты, проведенные на лабораторных мышах, доказали, что грызуны, у которых ген, ответственный за выработку статмина, был блокирован, не только вели себя намного смелее прочих своих сородичей, но и очень плохо «запоминали» опасные ситуации, что совсем не свойственно животным.
В ходе эксперимента мышей помещали в открытую коробку. Инстинктивно они должны были передвигаться по ней, прижимаясь к стенкам, чтобы избежать встречи с потенциальным хищником. Тем не менее грызуны, у которых отсутствовал статмин, бесстрашно гуляли по всему отведенному им пространству.
В другом эксперименте, призванном проверить, как влияет открытый ген на формирование рефлексов, мышей подвергали воздействию громкого звука, за которым следовал короткий удар током из-под пола. Через сутки обычные грызуны, услышав тот же звук, в ужасе застывали, в то время как их собратья, лишенные статмина, реагировали лишь на сам шум, не выказывая никакой дополнительной тревоги.
Соавтор исследования доцент Университета Рутгерса (штат Нью-Джерси, США) Глеб Шумяцкий объясняет, как статмин влияет на «запоминание» опасности. Дело в том, что у мышей, как и у людей, роль «центра управления» всеми связанными со страхом импульсами выполняет мозжечковая миндалина. И именно в ней и соседних с ней областях мозга ученые отметили высокую концентрацию статмина. Этот белок позволяет нейронам устанавливать новые связи, и в итоге животное получает возможность приобретать реакции страха и обрабатывать свой опыт. Без статмина нервные реакции не закрепляются. В то же время он влияет не на память вообще, а только на «заучивание» реакции страха на потенциально опасные ситуации. В результате еще одного эксперимента ученые убедились, что мыши без статмина запоминают дорожки для прохождения лабиринта не хуже их обыкновенных собратьев.
«Это хороший признак для последующего клинического применения», – считает Шумяцкий. «Возможно, мы сможем абсолютно новым способом помочь людям, которых преследуют те или иные страхи, опасения и боязни, в том числе врожденные», – отмечает генетик. Три года назад Шумяцкий и его коллеги опубликовали отчет об обнаружении другого гена, также отвечающего за «запоминание» страха, - GRP. Но GRP, судя по всему, связан только с приобретенным страхом и в медицинском смысле может быть использован, например, для лечения посттравматического синдрома. Статмин же влияет как на приобретенный, так и на врожденный страх, и его открытие может привести к настоящему прорыву в лечении всех видов фобий и тревожных состояний.

- УЛУЧШЕНИЕ ЗАПОМИНАНИЯ

Интервью с Глебом Шумяцким
"Огонек" www.ogoniok.com
А как у вас возникла мысль заняться страхом?
— В Колумбийском университете, в лаборатории, где я работал, мы занимались молекулярными механизмами памяти. Вы наверняка знаете, что существуют разные типы памяти. Чаще всего исследователи изучали пространственную память. Но с ней есть одна проблема: мышек приходится учить довольно долго, прежде чем опыты дают какой-то осязаемый результат. Мы с этим столкнулись и стали думать, какие виды памяти стоит изучать, чтобы быстрее найти ответы на вопросы, которые мы хотим задать. И вот тут мы вспомнили про память страха. И поняли, что нам это страшно интересно, простите за тавтологию. Потому что там все очень быстро возникает.
Страх жизненно важен для всех живых существ — людей, мышек, мушек, кошек, мишек. Сами понимаете: малейшая ошибка — и тебя могут съесть, убить, покалечить, поранить. Поэтому все и происходит мгновенно. Достаточно один раз почувствовать, что собака тебя может загрызть, а машина переехать — ощущение остается на всю жизнь и делает большинство из нас очень аккуратными.

В наших экспериментах мы использовали обычные павловские рефлексы, названные так в честь великого Ивана Павлова. В частности, память на звук, после которого мышей ударяют током. И вот тут мы обнаружили, что если у мышек заблокировать ген, отвечающий за выработку белка статмина, мышки прекрасно помнят этот звук, но от страха не замирают. В то время как обычные мыши, если им через сутки после удара током воспроизвести этот звук, буквально замерзают от страха.
Об этом гене знали раньше. Но не как о гене, который может регулировать страх. Собственно, в этом и состоит наше маленькое открытие.

Мыши, у которых ген страха заблокирован, помнят все, что с ними было в течение дня, но не помнят, что в таком-то месте им дали по их прекрасной усатой морде?
— Нет, они прекрасно помнят, что в таком-то месте схлопотали: мы проверяли. Они не забывают неприятную ситуацию начисто. Но либо они помнят ее не так хорошо, как сородичи, либо помнят точно так же, но все равно позволяют себе более раскованное поведение. Одно из двух.

Вы пока не знаете, что это — амнезия или пофигизм?
— Еще нет. Это очень интересный вопрос, который мы бы очень хотели нашим мышам задать. В самое ближайшее время.

Генетический страх, о котором столь часто говорят социологи и политологи, существует?
— В их терминах я рассуждать не готов. Но страх действительно делится на два типа — память страха и врожденный страх. Врожденный страх не приобретается с жизненным опытом, а изначально «сидит в генах», как принято говорить. У каждого вида животных есть свой врожденный страх. Человек может бояться змей, хотя ни разу в жизни с ними не сталкивался. У многих людей сильнейший врожденный страх высоты, хотя они никогда ниоткуда, слава богу, не падали. Мышки тоже боятся высоты, хотя по крышам не гуляют. Боятся кошек и крыс, хотя не обязательно с ними сталкиваются каждый день и час. Есть животные, которые боятся воды. Рыбы, разумеется, не боятся воды. Некоторые обезьяны, как и люди, страшно боятся змей, если живут на равнине. Если живут в горах, очень боятся орлов.
Врожденный страх — это,  как правило, страх перед естественным врагом. 
Новый страх создается на основе старого, по ассоциации с ним. Я боюсь змей, а собака может укусить, как змея. Стало быть, я теперь боюсь собаки. Это ассоциативная память. Между прочим, это как раз то, за что Павлов должен был получить свою вторую Нобелевскую премию, но почему-то не получил…

А у ваших бесстрашных мышек и врожденные страхи притупляются? Кошек и крыс они боятся?
— Пока есть ощущение, что и врожденный страх у них чуть меньше, чем у сородичей. Но вот как они поведут себя в обществе кошки, мы пока не проверяли.
Но мы уже проделали другие опыты с врожденным страхом, например со страхом высоты, который очень выражен у мышей. И со страхом открытого пространства, который и человеку, кстати, свойствен. Мы все,  как правило, хотим держаться ближе к стенке, в углах, в кустах, чтобы хищники нас не съели. И тем не менее, если наших храбрых мышек мы поднимали на специальной открытой платформе, они спокойно разгуливали по ней на высоте метра над землей. Причем с этой площадочки можно уйти как в открытые рукава без одной стенки, так и в закрытые — спрятаться. Обе группы мышей с удовольствием обследуют всю платформу и все рукава, потому что мыши по природе своей чрезвычайно любопытны. Но храбрые мышки гораздо больше времени проводят в открытых рукавах, в то время как обычные — в закрытых.

А может, у мутантных мышей просто хуже пространственная память? Вдруг у них топографический кретинизм развивается?
— Проверяли. Пространственная память у них в полном порядке. Лабиринты они идеально запоминают, даже подводные, объекты прекрасно находят. Память у мутантных мышей не страдает, в том и дело! Только память на неприятности у них притуплена.

Так может, у них банально снижена болевая чувствительность?
— В первую голову мы тоже об этом подумали. Проверили. Вышло, что боль, электрошок и прочее они чувствуют ровно так, как сородичи! Стало быть, снижается не боль, а страх. Вот такие удивительные вещи происходят.

Ген, который мы обнаружили, замечательно работает, регулируя страх у мышей. Но вот вопрос: существует ли он у человека? В той ли самой части мозга он располагается? Так ли активно, как у мышей, он работает?

А вам-то как кажется — есть ген страха у человека?ЗАПОМИНАНИЯ
— Мне кажется, он у людей существует.

Если так, то в нашем обществе тоже есть своего рода «мутантные мышки». Нынешнее поколение тинейджеров и в России, и на Западе часто называют поколением no fear — бесстрашным поколением. А что если у них ген страха как-то сам собой заблокировался? Ведь чем черт не шутит при нынешней дурной экологии…
— Хорошее предположение. Но боюсь, генетика тут ни при чем. Я ведь помимо того, что занимаюсь исследованиями, еще и преподаю. И вижу здесь ребят из самых разных стран — из России, Южной Кореи, Индии, Китая. Немножко пожив в Америке, чисто внешне они очень быстро становятся такими же раскованными и бесстрашными, как американцы. При этом в определенных ситуациях они ох как нервничают и боятся. Так что тут явно не мутация. Люди просто получают другое воспитание — вот и все. Росли бы эти ребята где-нибудь у себя в Китае, в Минске или в Твери — были бы совсем другими. Какими именно, я, пожалуй, вам не скажу. Но точно другими.

Кофеин улучшает кратковременную память
01.12.2005. Медновости
Ученые Инсбрукского медицинского университета установили, что 100 миллиграммов кофеина (доза, эквивалентная двум чашкам кофе) стимулируют активность отдела головного мозга, ответственного за кратковременную память.
В ходе исследования, проводившегося под руководством доктора Флориана Коппелстаттера (Florian Koppelstatter), 15 добровольцев-мужчин, в течение двух суток воздерживавшихся от еды, не куривших и не пивших кофе, получали в разное время кофеин, растворенный в воде, либо обычную воду. Затем они проходили функциональную магнито-резонансную томографию и тесты на память и сообразительность.
В результате обследования на магнитно-резонансном томографе выяснилось, что под воздействием кофеина у испытуемых повышается активность в районе лобной доли коры головного мозга - зоны, ответственной за кратковременную память и интеллект. У мужчин, пивших чистую воду, изменений активности головного мозга не наблюдалось. Участники эксперимента, получившие дозу кофеина, легче и быстрее справлялись с предложенными ими тестами.
Как подчеркивают организаторы исследования, их эксперимент впервые показал непосредственное влияние кофеина на функции памяти и интеллект. Ранее общее повышение работоспособности под воздействием кофеина объяснялось способностью этого вещества стимулировать внимание.
Однако, под воздействием больших доз кофеина резко возрастает тревожность, что нейтрализует все положительные эффекты.

 1    2    3    4   оглавление   6    7    8 
 

   

- человек - концепция - общество - кибернетика - философия - физика - непознанное
главная - концепция - история - обучение - объявления - пресса - библиотека - вернисаж - словари
китай клуб - клуб бронникова - интерактив лаборатория - адвокат клуб - рассылка - форум